• ban1
  • ban10
  • ban2
  • ban3
  • ban4
  • ban5
  • ban6
  • ban7
  • ban8
  • ban9

Научные статьи

Мультиэтничность современных государств и проблема раннего билингвизма

Балыхина Татьяна Михайловна

доктор педагогических наук, профессор,  академик Международной академии наук педагогического образования, академик Международной академии наук высшей школы, член Нью-Йоркской Академии наук,  член-корреспондент РАЕ.

Декан ФПКП РКИ РУДН

Билингвизм как научная проблема начал складываться в конце XIX века, однако как феномен, как социальное явление он имеет корни, уходящие еще в античный мир: смешение языка завоевателей и побежденных на завоеванных территориях. Именно социальные причины пробудили дидактический интерес к проблеме как установить коммуникативный баланс в определенном этносоциуме. С развитием лингвистической мысли с конца XIX века билингвизм становится предметом рассмотрения теории языкознания (В. фон Гумбольдт, Ф. де Соссюр, А. А. Потебня, Ж.Пиаже заложили лингвистико-методологические основы изучения вопросов билингвизма). Таким образом, можно сказать, что научное исследование билингвизма развивалось от социально-исторической знаниевой области к дидактике, а затем уже к лингвистике. Но и как лингвистическая проблема билингвизм характеризуется определенной динамикой в исследовательской парадигме.

По мнению Е.К.Черничкиной [с. 6], диахронически исследование лингвистических вопросов билингвизма шло по спирали: от попытки нивелировать взаимовлияние языков до идеализирования его, от поиска инварианта контактирующих языков (идеи об универсальной грамматике Н. Хомского, врожденном языковом инстинкте С. Пинкера, универсальном внутреннем коде Н. И. Жинкина) до гиперболизации отличий.

Согласно А. Е. Карлинскому [с.181], который достаточно тщательно проанализировал и описал основы теории языкового взаимодействия, научная мысль развивалась от идеи гомогенной структуры языков, к теории их конвергентного развития, языковому смешению и его формальному проявлению - появление креольских языков, а затем к теории языковых союзов, построенных на общности фонологических и грамматических черт.

У.Вайнрайх и З.Хауген сформулировали и обосновали базисные, краеугольные идеи теории языковых взаимодействий. По мнению З. Хаугена, билингвизм «начинается в тот момент, когда говорящий на одном языке может продуцировать полные, осмысленные высказывания на другом языке» [с.159]. Однако проблемы билингвизма рассматривались не системно, а поаспектно: с точки зрения лингвистики (сугубо языковые изменения), социолингвистики (взаимодействие языка и общества) и психолингвистики (взаимосвязь личности и языка), не создавая целостную научную картину, столь необходимую для ее глубинного, всестороннего понимания, учитывая не только теоретическую, но и практическую значимость этого феномена.

В России первыми подняли вопрос о научной и прикладной значимости исследования проблемы двуязычия И.А. Бодуэн де Куртенэ, А.А. Потебня, В.А. Богородицкий, Л.В. Щерба, Н.И. Жинкин. Так, например, научные высказывания А.А. Потебни о том, что «различные языки в одном и том же человеке связаны с различными областями и приемами мысли, но ... эти различные сферы и приемы в одном и том же человеке разграничены и вещественно»; «знание двух языков в очень раннем возрасте не есть обладание двумя системами изображения и сообщения одного и того же круга мыслей, но раздвояет этот круг и наперед затрудняет достижение цельности миросозерцания, мешает научной абстракции»[с.465], представляют собой первые, пусть и спорные попытки рефлексии когнитивной стороны билингвизма.

В качестве лингвистического термина понятие «билингвизм» впервые использовал У.Вайнрайх [с.22]. Но ещё до него, в XIX веке, этой проблемы касались такие учёные, как В.А. Богородицкий, И.А. Бодуэн де Куртенэ, В.М. Жирмунский, Е.Д. Поливанов, Л.В. Щерба и др.

По мнению А.А.Леонтьева, быть билингвом - это значит «уметь осуществлять речевую деятельность (точнее отдельные виды речевой деятельности или их комплекс), пользуясь в зависимости от ближайшей социальной среды, цели общения, информированности о собеседнике и тому подобными языковыми средствами не одного, а двух языков, имея более или менее свободный выбор языка для общения»[с.252].

Некоторые лингвисты называют билингвизмом такое явление, когда человек совершенно свободно владеет двумя языками и у него стирается грань между понятиями «родной» и «неродной» язык. «Иногда изучающий иностранный язык овладевает им настолько хорошо, что его нельзя отличить от говорящего на данном языке как на родном.... В тех случаях, когда совершенное усвоение иностранного языка не сопровождается утратой родного языка, возникает билингвизм (двуязычие), заключающийся в одинаковом владении двумя языками» [Блумфилд 1968, с.516].

Широкое распространение получила точка зрения В.Н. Ярцевой, согласно которой под двуязычием понимается «способность отдельного индивидуума, или народа в целом, или его части общаться (добиваться взаимопонимания) на двух языках» [с.5].

А.Е. Супрун также понимает двуязычие как «возможность владения носителем одного языка другим языком в различной мере, а следовательно, и возможность двуязычия разных степеней»[с.7]. Согласно позиции лингвиста, двуязычие начинается тогда, когда человек в состоянии высказать различные мысли (и понять некоторое сообщение) на двух языках. Важно отметить, что двуязычие редко выступает как некая данность или абстрактная возможность отдельного человека, групп людей или целого народа общаться на двух языках. Безусловно, оно предполагает стремление к достижению взаимопонимания на двух языках, причем степень взаимопонимания может быть различной.

Справедливо утверждение З.У. Блягоза, который считает, что центральной фигурой создания речи на родном и неродном языках является человек и рассматривает двуязычие как «умение, навык, позволяющие человеку или народу в целом или его части попеременно пользоваться (устно или письменно) двумя разными языками в зависимости от ситуации и добиваться взаимного понимания в процессе общения» [с.44]. Данное определение учитывает не только социальную и психологическую, но и лингвосоциологическую стороны рассматриваемого явления.

Как считает известный психолог Алла Баркан, «двуязычие бывает естественным и искусственным. Если папа и мама являются носителями разных языков и малыш с рождения слышит речь на двух языках, то родители создают ему условия естественного билингвизма. Когда родители ребенка - носители одного языка, но хотят, чтобы ребенок был двуязычным и прилагают усилия для осуществления своего желания, то речь идет об искусственном билингвизме. Если мама или папа знают иностранный язык и хотят обучать малыша сами, то можно создать в семье благоприятные условия искусственного двуязычия» [с.25].

Подытожим необходимые для раскрытия темы данной статьи понятия. Таким образом, человека, использующего в семье и во всех иных ситуациях общения одну, так называемую первичную языковую систему, природный, родной язык, называют монолингвом (буквально: одноязычным). В случае, если человек является носителем двух систем общения и в определенных ситуациях иная, вторичная система используется самостоятельно и активно, то это билингв (буквально: двуязычный человек).

Относящиеся к первому и второму случаю умения, т.е. умения, присущие соответственно монолингву и билингву, называются монолингвизмом и билингвизмом. Иными словами, билингвизм – способность индивида пользоваться попеременно двумя языками и реализация этой способности на практике. Полилингвизм, многоязычие представляет собой совокупность речевых умений и коммуникативной компетенции говорящего, позволяющих использовать в общении несколько языковых систем. Существует узкое и широкое понимание билингвизма. Под билингвизмом в узком смысле этого слова понимается более или менее свободное владение двумя языками: родным и неродным. Билингвизм в широком смысле слова представляет собой относительное владение вторым языком, способность пользоваться им в определенных сферах общения. С этой точки зрения минимальным уровнем владения вторым языком можно считать уровень, достаточный для выполнения индивидом речевых действий, в процессе которых реализуются те или иные функции языка. Если владение языком ниже этого уровня, то нет достаточных оснований считать такое владение признаком билингвизма. Установление уровня владения русским языком билингва является основанием для определения содержания обучения, приемов и методов учебной работы.

Действительно, билингвизм, с одной стороны, явление социальное, с другой - психологическое и психофизиологическое, к этому феномену проявляет большой и многолетний интерес лингвистика. Ограничимся краткими характеристиками вышеперечисленных аспектов билингвизма, связанных с материалами настоящей статьи.

Так, в основе социологической типологии билингвизма лежат следующие критерии: 1) соотнесенность билингвизма с определенным социальным коллективом и 2) способ усвоения неродного языка. Исследователями отмечена следующая закономерность, что если билингвистичными становятся более молодые поколения, то в данной социальной группе или – шире – языковой общности билингвизм распространяется. Если билингвизм отмечается только у старшего поколения (у людей в возрасте 50 лет и более), то это тенденция к его сокращению, соответственно снижается его социальная роль.

С точки зрения способа усвоения неродного, нового языка билингвизм, возникающий без целенаправленного воздействия на становление «вторичной» языковой системы, принято относить к естественному. Например, ребенок «помещается» в иноязычную среду и учится новому языку таким же способом, как и родному. Потребность в коммуникации – основной стимул освоения языка, который при благоприятных условиях усваивается как «второй родной». Искусственный билингвизм наблюдается, когда обучение неродному языку проходит в школе, на курсах, в кружках, с привлечением специальных методик. При этом в одних случаях изучение неродного языка является самоцелью (иностранный язык в отечественной школе), в другом – необходимостью: неродной, новый язык требуется для социализации личности. Когда естественные и искусственные условия соединяются, возникает так называемый синтезированный билингвизм. Данные тенденции характерны для современного общества- в связи с притоком мигрантов в регионы России - в отношении детей и подростков, но не только. Взрослые мигранты также сталкиваются с необходимостью усвоения языка новой для них социокультурной среды.

Социальные условия, в которых индивид или определенная социальная группа испытывает потребность усвоения иноязыка, изучались Э. Хаугеном и были им названы языковым давлением. Языковое давление, по мнению исследователя, обладает по отношению к индивидам принудительной и побудительной силой.

В психологическом аспекте билингвизм можно анализировать с разных точек зрения. Интересно рассмотрение исследуемого явления с точки зрения видов речевой деятельности. Известно, что обязательными компонентами речевого общения, речевой ситуации являются говорящий и слушающий, так как речь всегда адресна, даже в случае, если собеседником является сам говорящий. Способность билингва участвовать в общении может быть «неполной»: 1) субъект может уметь только воспринимать прочитанные, услышанные им речевые произведения и передавать их содержание на родном языке – рецептивный билингвизм; 2) может уметь воспроизводить прочитанное или услышанное - репродуктивный билингвизм. 3)Способность же выражать собственные мысли на разных языках называется продуктивным билингвизмом.

Один из психологических критериев билингвизма – соотнесенность речевых механизмов родного и неродного языков между собой. Если двуязычным удается в одной и той же ситуации общения использовать родной и неродной языки, при этом они свободно заменяют друг друга, – это смешанный билингвизм. При билингвизме может доминировать речевой механизм, относящийся к одному из языков, обслуживая при этом большинство ситуаций общения, его реализация в общении вызывает меньше трудностей. Например, ребенок-билингв, поступая в российскую школу, учится писать по-русски, не умея делать этого на родном языке – у него со всей очевидностью будут доминировать речевые механизмы письма. Если же школьник успешно пишет на родном и неродном языках, в таком случае данные речевые механизмы считаются у него уравновешенными.

Среди относящихся к данной теме вопросов интересна проблема связи возраста и степени успешности овладения новым, неродным языком. Американским психологом В. Пенфильдом в результате лонгитюдных исследований были получены данные о том, что в физиологическом плане пластичность коры головного мозга наиболее высока в возрасте до 10 или самое большее 14 лет. В отроческом возрасте (применительно к обучению языку) пластичность коры ослабевает, хотя приобретается пластичность по отношению к иным сферам деятельности. В этой связи рекомендуется начинать обучение языку как можно раньше, поскольку именно в детстве, когда язык является не самоцелью, а средством постижения мира, этот путь изучения оказывается наиболее естественным.

В развитие своей идеи В. Пенфильд поставил эксперимент, в котором подверг рассмотрению два способа усвоения языка: усвоение под влиянием окружения (или «материнский метод») и рациональное усвоение (или «школьный метод»). В результате было установлено, что до 10 лет преобладает обучение первого типа, в 10 лет наблюдается приблизительно одинаковое соотношение между обоими типами, а после 10 лет начинает преобладать обучение второго типа.

У сторонников раннего изучения языка имеются оппоненты, которые пытались доказать, что обучение языку в дошкольном возрасте способно затормозить развитие интеллекта [В. Штерн, Э. Ленц, А. Любарская]. Поводом для дискуссии послужили результаты тестирования и – в ряде случаев – умозрительные выводы. Уместно в данном случае опереться на мнение выдающегося российского психолога Л.С. Выготског,. который логикой своих рассуждений доказал и показал, что два речевых механизма – родной и неродной языки – не сталкиваются друг с другом механически и не подчиняются ассоциативным законам взаимного торможения, напротив, наблюдается положительная корреляция между этими видами речевых способностей.

Лингвистическая характеристика билингвизма связана, в частности, с нарушениями языковой системы на фонетическом, грамматическом, лексическом уровнях, с нарушениями языковой нормы как регулятора сочетаемости языковых единиц (« я покупил», «я есть Анна-Мария»), обеспечивающий речи и владение субъектом разными языками в равной степени свободно, именуют координативным билингвизмом.

Умение субъекта в результате сознательного сопоставления форм выражения в двух языках выбрать оптимальный вариант, порождить правильную речь и есть продуктивный билингвизм. Именно такой он считается основой коммуникативно-речевой компетенции и сознательно формируется в системе обучения билингвального типа, при котором в качестве предмета обучения используется перестройка речевых механизмов человека и формирование механизма спонтанного переключения с одного языка на другой.

Билингвизм и культура. Ученые уже не один десяток лет изучают связи языка и культуры, в том числе в билингвальном аспекте. Обычно «чужая» культура расценивается как «неестественная», хотя в действительности является просто непривычной. С ней нужно знакомиться, тем более что ряд обычаев, традиций постоянно используются в повседневной жизни, приемы повседневного коммуникативного (невербального) поведения иногда называют рутинными.

Усвоение иной культуры в процессе овладения новым языком начинается со слабой, или начальной, аккультурации (аспект «смены» языка и приближение системы культурных компонентов одного этноса к культуре другого этноса именуют аккультурацией), которая характеризуется наличием адаптации – процесса приспособления индивида к условиям новой социальной среды, когда примиряются «конфликтующие нормы»; соединяются исконные и «чужие» компоненты культуры. Наконец, полная, или конечная означает, что индивид ведет себя правильно в культуре как родного, так и неродного языка. Следствием полной аккультурации становится ассимиляция – утрата осознания особой этнической принадлежности, «растворение» в новой культуре (как правило, это характерно для третьего поколения иммигрантов).

Законодательно-правовые обоснования билингвизма

Положение национальных меньшинств регулируется международно-правовыми документами: Уставом Организации Объединенных Наций, Всеобщей Декларацией прав человека от 10 декабря 1948 г., Международным пактом о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г. и рядом других.

В Европе принята Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. В СНГ принята Конвенция Содружества Независимых Государств «О правах и основных свободах человека» от 26 мая 1995 г.; важны также положения Соглашения глав государств СНГ от 10 февраля 1995 г. «О сотрудничестве в области книгоиздания, книгораспространения и полиграфии».

Конвенция о правах ребенка (вступила в силу 2 сентября 1990 г.), которую подписало около 190 стран, в том числе все бывшие республики СССР, предусматривает, что в тех государствах, где существуют этнические, религиозные или языковые меньшинства или представители коренного населения, ребенку, принадлежащему к таким меньшинствам или коренному населению, не может быть отказано в праве на культуру, религию и родной язык, когда он пользуется ими совместно с другими членами своей группы (ст. 27).

Советом Европы принята Европейская хартия региональных языков и языков меньшинств от 5 ноября 1992 г., а также Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств, подписанная 1 февраля 1995 г. Среди важных документов ЮНЕСКО – Рекомендация о международной стандартизации статистики в области радио и телевидения от 22 ноября 1976 г., Рекомендация об участии и вкладе народных масс в культурную жизнь от 26 ноября 1976 г., Декларация о расе и расовых предрассудках от 27 ноября 1978 г., Меморандум о взаимодействии Российской Федерации и ЮНЕСКО от 25 июня 1993 г., в которых есть пункты, важные для поддержания статуса и осуществления прав национальных меньшинств (Юрьев, 2000). Все эти документы предусматривают возможности обеспечения прав представителей национальных, религиозных, этнических меньшинств, видя в разнообразии залог процветания, а не предпосылку к развитию конфликтов, что особенно существенно для граждан всех государств в современной ситуации массовой миграции и образования диаспор (Вяткин, Космарская, Панарин, 1999; Солдатова, 1998).

Практически желательная политика должна быть согласована с законодательствами конкретных стран, но не все страны принимают отдельные положения конвенций как обязательные. Право на этническую идентичность предполагает, что человек сам может решить, относится он к меньшинству или нет, может ли изучать язык, пользоваться своей культурой, исповедовать свою религию без всякой дискриминации как в частной жизни, так и публично, иметь доступ к информации на родном языке и распространять информацию на нем. Права групп складываются из прав отдельных лиц, их составляющих.

К числу новых проблем в области отстаивания прав меньшинств относятся возможности интернета, своевременная электронная и переводческая поддержка всех языков. Европейскому Союзу предстоит также принять Хартию по фундаментальным правам, которая призвана, в частности, гарантировать языковые и культурные права лингвистических меньшинств, в особенности относительно менее распространенных языков.

На протяжении своего существования нации занимались защитой или выдвижением своих идентичностей, а когда не удавалось интегрировать этническое разнообразие или примирить национальные и государственные интересы, возникали вопросы автономии.

Одна из определяющих характеристик ХХ века – чрезмерный национализм, столкновение принципов суверенитета и самоопределения, во имя которых велись войны, создавались и ниспровергались государства. Они определяли идеологические системы, в которых миллионы людей изгонялись или уничтожались либо как защитники, либо как жертвы идеалов, основанных на этничности. Один из возможных путей остановить развитие в этом направлении – солидная законодательная база для защиты прав национальных меньшинств. Вторая возможность – поиски политических решений для урегулирования мультиэтничности. В рамках демократического политического подхода, основанного на соблюдении законности, все граждане, независимо от этноса, языка и религии, имеют равноправные возможности для свободного изъявления и достижения своих законных интересов и чаяний.

Верховным документом, определяющим нормативы в отношении прав человека, является Всеобщая Декларация ООН. В этом отношении в последние годы проводилась работа ОБСЕ и Советом Европы, составлены Копенгагенский документ и Рамочная конвенция по защите прав национальных меньшинств. Эти стандарты основываются частично на принципах, согласованных на Хельсинкском совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе, являются итогом работы экспертов и практиков, стремящихся согласовать различные идентичности и культуры, защищая права индивидуумов.

Дополнительными документами, направленными на реализацию деклараций, стали «Гаагские рекомендации по правам национальных меньшинств на образование», «Ослоские рекомендации по лингвистическим правам национальных меньшинств», «Лундские рекомендации по эффективному участию меньшинств в общественной жизни». Права большинства и меньшинства не обязательно противоречат друг другу, ведь это в обоюдных интересах – владение языком максимально большим количеством людей. Культурная гетерогенность всех современных государств заставляет пересмотреть положение о территориальном суверенитете. Самоуправление внутри национального меньшинства может осуществляться и на всей территории страны, не обязательно в определенном регионе, не угрожая при этом ее целостности и независимости. От идеи национального государства или титульной нации происходит переход к идее равноправия всех его граждан (М. Ван дер Сталь).

Российскую Федерацию составляют 89 территориально-административных единиц, из которых 32 являются национальными. «Российская Федерация гарантирует всем ее народам право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития» (Конституция Российской Федерации, ст. 68, п. 3). «Граждане Российской Федерации имеют право на получение основного общего образования на родном языке, а также на выбор языка обучения в пределах возможностей, предоставляемых системой образования» (Закон Российской Федерации «Об образовании», ст. 6, п. 2). Практически все республики объявили – либо в специальных законах о языке, либо в конституции, – о том, что на первом месте в их образованиях стоит язык титульной нации, а затем – русский как язык межнационального общения и государственный язык Российской Федерации.

В Декларации о языках народов России (от 25 октября 1991 г.) признаются языковой суверенитет каждого народа и личности, право каждого человека на свободный выбор языка обучения, воспитания и интеллектуального творчества, общения; гарантируется равная социальная экономическая и юридическая защита государством всех языков народов РСФСР, желательность и необходимость овладения языками межнационального общения и другими языками народов РСФСР. Подчеркивается, что высокое предназначение языка в исторических судьбах каждого народа определяет его как неповторимое явление общечеловеческой культуры.

Русский язык в Российской Федерации – это

1) национальный язык русского народа,

2) средство межнационального общения народов России,

3) государственный язык Российской Федерации, употребляемый в разных сферах общения – образовательной, массовой коммуникации, деловой, научной и др.

Языковое законодательство Российской Федерации учитывает для малых и средних языков разнообразные факторы, способствующие их сохранению и развитию. Информационный потенциал языков поддерживается за счет научных исследований по данной тематике в самых разных сферах гуманитарных, естественнонаучных и технических знаний.

Язык – один из существенных признаков нации, тесно связан с национальной психологией, с самосознанием и самобытностью народа. За каждым языком – культура этноса, оригинальное видение мира, которые хранит язык. Современные условия жизни общества сопряжены со значительной миграцией населения или проживанием некоренного населения в русскоязычной среде, в которой они, как правило, не теряют родной язык, в связи с чем, развитие речи детей дошкольного возраста протекает в условиях билингвизма.

Границы общения неизбежно расширяются: около 70% жителей земного шара в настоящее время – двуязычные или многоязычные. Почти в четверти государств нашей планеты люди говорят на двух языках. Около 56% жителей Европы владеют двумя языками, 28% – тремя. Каждые 5 лет количество людей, знающих два языка, возрастает на 9%.

На земном шаре осталось мало мест, где население сталкивается за свою жизнь всего лишь с одним – своим родным языком, хотя бы потому, что средства массовой информации, и прежде всего телевидение, проникают повсюду, а вместе с ними и целые потоки иноязычной информации. Большинство людей путешествует, мигрирует, пытается приспособиться к новой обстановке. Иностранные языки – а зачастую их несколько – входят во многих странах, как известно, даже в школьный минимум. Часто язык образования в том или ином государстве отличается от родного языка учащихся. Без знания другого или других языков в той или иной степени теперь не обойтись. Авторитетный лингвист Е.Ю. Протасова считает, что сегодня правильнее уже говорить о мультилингвизме (многоязычии), а не о двуязычии современного общества.

Измерить подобное многоязычие очень трудно. Проявления его разнообразны даже в одном человеке, а в обществе можно встретить самые разные конфигурации нескольких языков, источников мультилингвизма.

Причины билингвизма встречаются самые разные. Одной из основных причин билингвизма, как уже указывалось, стала миграция населения, связанная не только с социально-экономическими но и политическими, а также конфессиональными обстоятельствами, вынуждающими людей менять свою жизнь, а вместе с тем и язык. Современные условия жизни общества сопряжены со значительной миграцией населения, в связи с чем много людей пользуются в общении двумя и более языками.

Основные направления в организации работы в Российской Федерации с детьми-билингвами дошкольного возраста

I.         приоритетное развитие коммуникативно-языкового обучения и воспитания:

2.         опора на национально-культурные традиции;

3.         гуманизация процесса обучения и воспитания;

4.         многовариативность подходов;

5.         подготовка специалистов по организации работы с детьми-билингвами дошкольного возраста на уровне мировых требований.

Наиболее характерным типом двуязычия в России является национально-русский язык, который усваивается при непосредственном общении людей разных национальностей с русскоязычным населением. Поэтому особо остро встает вопрос обучения детей – мигрантов и не русскоязычных детей, представителей других национальностей РФ, русскому языку. В регионах России развитие двуязычия имеет совершенно разное значение; в зависимости от множества факторов каждый регион отличается собственной спецификой:

- содержанием,

- уровнем развития,

- сложившейся практикой и культурой двуязычия, а также

- степенью межцивилизационного взаимодействия и языковых контактов.

Билингвистическое воспитание детей остается очень спорным вопросом. Есть сторонники и противники двуязычного окружения ребёнка.

1) Одни методисты считают, что ребёнку необходимо сначала дать освоить один язык, а после этого обучать другому. Мотивируют при этом тем, что второй язык может «сбить с толку» и помешать речевому развитию ребёнка.

Многие, в том числе профессиональные логопеды, придерживаются мнения, что второй язык в раннем детстве может вызвать помехи и даже дефекты речевого развития ребёнка. Часто в общении дети переходят с языка на язык, заимствуют отдельные слова и выражения, говорят на языке, находящемся под влиянием другого, смешивают произношение, слова, правописание, построение фраз. Могут быть заимствования из первого по времени усвоения языка во второй и наоборот.

Некоторые психологи и психотерапевты считают, что билингвизм отрицательно сказывается на психике детей, вызывает эмоциональный сбой, приводит к поведенческим нарушениям и т.д.

2) Существует и прямо противоположное мнение, согласно которому двуязычное воспитание ребёнка рассматривается как позитивное явление, которое способствует не только речевому, но и умственному развитию ребёнка.

Так или иначе, мнения специалистов различных отраслей о влиянии билингвизма на речь детей весьма расхожи, а актуальность данной темы возрастает с каждым днем. Поэтому практика логопедической работы требует дальнейшей разработки данного вопроса.

В Концепции дошкольного воспитания обозначены основные направления преобразования и совершенствования этой системы. Основные идеи - гуманизация и деидеологизация ценностей, признание самоценности дошкольного детства. В качестве основного недостатка указывается использование учебно-дисциплинарной модели при организации педагогического процесса в детских садах; цель дошкольного воспитания сведена к подготовке детей к школе, к оснащению их суммой конкретных знаний, умений, навыков; недостаточно учитывается специфика развития детей дошкольного возраста. Целью воспитания, согласно российской педагогике, является мысленное представление о том, каким в конечном итоге должен стать человек, которого хотят воспитать. Эта цель должна соответствовать представлению общества об идеале человеческой личности, выражать требования общества к человеку. Применительно к детям дошкольного возраста цель воспитания формулируется как разностороннее развитие и воспитание ребенка в духе гармонии трех начал:

- физическое развитие и воспитание ребенка, формирование у него первоначальных основ здорового образа жизни;

- духовное, личностное развитие и воспитание ребенка;

- интеллектуально-познавательное развитие и воспитание.

Вместе с тем до сих пор нет однозначного ответа на вопрос о различении ребенком языков: когда оно начинается, насколько влияет на характер усвоения, вырабатывается ли для обоих языков общая база, наслаиваются они друг на друга или существуют относительно независимо, смешиваются, взаимно сокращаются или обогащают друг друга, а может быть, один является ведущим, а второй усваивается через него. Анализ речевого развития ребенка в двуязычных семьях показал, что начало речевого развития ребенка больше зависит от отношения к развитию ребенка в семье, нежели от того, на скольких языках говорят в семье ребенка.

Смешение языков ребенком первоначально связано с тем, что он не отличает языков, которыми владеет, и пользуется двумя языками как одним (моноязык). При этом он выбирает те слова, которые легче произносятся, либо короче.

Ребенок начинает различать языки, на которых говорит только к 3 – 4 годам, что связано, вероятно, со сменой социальной ситуации развития и ведущей деятельности. Ошибки, допускаемые двуязычными детьми, связаны так же, как у одноязычных детей с тем, что они еще не усвоили языковые правила. Кроме этого, еще и с тем, что правила одного языка переносятся в другой. Причины отказа ребенка от одного из языков могут быть связаны с падением авторитета одного из них, или с отсутствием понимания у ребенка его необходимости. Как и следовало предположить, двуязычные дети, родители которых с раннего детства занимаются их развитием и обучением, усваивают два языка не медленнее и не хуже, чем одноязычные дети усваивают один. То есть, повторимсь, речевое развитие ребенка, его уровень овладения языками, его отношение к языкам во многом зависят от семьи, от отношения родителей к ребенку, к его воспитанию и развитию.

Не одно десятилетие учёных занимает вопрос о том, каким образом спустя всего несколько месяцев после появления первых слов дети уже обладают структурами, необходимыми не только для восприятия речи взрослых, но и для ее понимания, а к тому же и для построения достаточно правильных фраз, которые могут быть поняты взрослыми. Уже доказано, что у детей очень рано формируются фонологические, семантические и синтаксические познания, необходимые для усвоения языка.

Как выяснилось, в первый год жизни каждый младенец способен без труда произносить 75 различных фонем. Таким образом, он обладает достаточной потенцией для усвоения любого языка и может с одинаковым успехом произносить английское th, щелкающий звук, имеющийся в языке бушменов, и арабские гортанные звуки. Но поскольку ребенок, как правило, оказывается погруженным лишь в одну языковую среду, он постепенно перестает издавать звуки, не свойственные родному языку. Что касается детей, в семьях которых говорят на двух и более языках, то, как показывает практика, они «выбирают» тот язык, который им необходим для повседневного общения вне дома.

Согласно модели вероятностного эпигенеза Л.М.Веккера, характер средовых влияний, которым подвергается ребенок, является сложным по структуре и содержанию в сравнении с аналогичным процессом у его сверстника монолингва. Это обстоятельство стимулирует гораздо более широкие возможности подкрепления «механизмов ожидания» при обработке «звукового материала» у потенциальных билингвов с ранних стадий онтогенеза. Так, развитие сторон речи при двуязычии фактически отражает этапы овладения фонетикой, усвоения лексики и становления грамматики каждого языка. Возникновение новых функции речи для двух языков, появляющихся на всех возрастных этапах развития ребенка, также зависит от коммуникативной среды и тесно связано с его ведущей деятельностью. В рамках каждого из них ребенок овладевает видами речи, т.е. языковыми средствами двух знаковых систем, обеспечивающими реализацию возникающей функции. В школьный период при систематическом обучении родному и второму языкам происходит их осознание ребенком, а также этот процесс распространяется на новые функции и виды речи.

При рассмотрении проблемы билингвизма в рамках теории речевой деятельности (А.А.Леонтьев, А.А.Залевская, И.А.Зимняя и др.) были отмечены значение и важность создания специальной мотивации при овладении вторым языком в сензитивные периоды. Она может задаваться на основе целей усвоения, а таковыми становятся коммуникативно-когнитивная цель в дошкольном возрасте и когнитивно-развивающая - на этапе школьного обучения.

«Спонтанная обработка» ребенком словесного материала и понимание речи на ранних этапах есть результат наследственной способности нейрофизиологических структур мозга человека. Это, прежде всего, относится к вычленению и объединению словесных сигналов, взаимодействию или их сопоставлению в соответствии с законами работы мозга, а также созданию различных форм обобщения. Фактически существует врожденная способность ребенка строить лингвистические структуры, причем она «не ограничивается предрасположенностью» только к одной знаковой системе. До наступления времени действия указанной способности ребёнку необходимо набрать минимальный словесный «багаж» и «начать строительство» языка, которое выражается в наращивании связей между словами и спонтанными схемами, правилами выстраивания последовательностей слов и т.д.

Генезис двух фундаментальных функций речи (коммуникативной и семантической) при двуязычии приобретает свою специфику, которая выражается в том, что процессы их формирования различны, но развитие одной стимулирует и опирается на становление другой, т.е. они тесно связаны между собой. При рассмотрении истоков коммуникативной функции было выявлено, что потребность в общении фактически задается ребенку извне. При этом взрослый опосредует через вербальную коммуникацию и развитие семантической функции речи.

Наряду с указанными положениями Ж.П.Раку отмечает, что в речевом развитии ребенка независимо от типа усвоения двух языков возникает интерференция, т.е. их лексико-грамматические смешения в высказываниях [с.157].

Явления смешения языков наблюдаются давно, они значительно усиливаются в последние годы, так как процессы миграции населения планеты в целом становятся все интенсивнее. Эти факторы оказывают существенное влияние на развитие речи у детей, затрудняют выявление нарушений речевого развития и, следовательно, организацию своевременной логопедической помощи.

В связи с этим возникает необходимость проанализировать закономерности нормального и нарушенного развития речи и языка.

М.А.Косьмина, проведя обследование детей билингвов и монолингвов, отметила, что дети монолингвы с нормальным развитием имеют высокий уровень сформированности семантико-синтаксических отношений, в отличие от нормально развивающихся детей-билингвов (шесть лет: дети монолингвы - 88%, дети билингвы - 53%); у всех детей наблюдается рост уровня выполнения задания с возрастом, однако дети монолингвы с нормальным развитием значительно опережают билингвов, что позволяет говорить о том, что развитию данной способности билингвизм не только не способствует, но и наоборот, затормаживает; отмечается ряд трудностей в понимании детьми-билингвами высказываний, которые обусловлены тем, что на этапе внутренней речи имеется нарушение процесса декодирования. У исследуемых детей затруднен переход от внешней поверхностной структуры предложения к внутренней, причем понимание подчиняется правилам построения высказывания, присущим этапу внутренней речи, когда порядок слов воспроизводит последовательность событий.

Необходимо отметить, что с возрастом процент правильного выполнения задания детьми-билингвами увеличивается, система синтаксических отношений и связей устанавливается.

По мнению Н.В. Имедадзе в случаях, когда ребенок овладевает двумя языками в возрасте до трех лет, он проходит две стадии:

1) сначала ребенок смешивает 2 языка,

2) потом начинает отделять их друг от друга.

3) Уже около 3 лет ребенок начинает четко отделять один язык от другого.

4) В конце третьего года жизни, а некоторые в 4 года перестают смешивать языки.

5) Ребенок 4-5 лет стремится к контактам, его привлекает возможность рифмовать слова. Он стремится узнать, что означает то или иное слово и называет предметы.

6) В 6 лет он активно использует язык в игре со сверстниками.

М.Г.Хаскельберг выделяет следующие особенности речевого развития двуязычных детей:

- они позднее овладевают речью;

- словарный запас на каждом из языков часто меньше, чем у сверстников,

говорящих на одном языке, при этом сумма слов лексикона ребенка больше;

- при отсутствии систематического обучения, может быть недостаточно усвоена грамматика;

- могут возникнуть трудности при усвоении письменной речи второго языка;

- при отсутствии практики может возникнуть постепенная утрата недоминирующего родного языка;

- происходит сокращение временной перспективы, т.е. дети вообще не способны думать о будущем и планировать. Социальная неустроенность, отсутствие социального статуса вызывают неуверенность в будущем и нереалистическую оценку своих профессиональных перспектив;

- у детей может быть нарушена способность «посмотреть на себя» со стороны, они меньше осознают мотивы собственного поведения;

- у детей могут возникать эмоциональные трудности, которые проявляются в поведении. Частые колебания настроения, плаксивость и повышенная капризность у младших, неспособность завершить начатое и беспокойство у более старших.

Но, несмотря на все приведённые выше отрицательные влияния билингвизма на речь и психику детей, многое учёные, лингвисты утверждают, что положительных моментов больше, чем отрицательных. Ребенок-билингв, в отличие от монолингва, больше интересуется лингвистическими явлениями, поскольку его языковой опыт значительно шире. Довольно рано проявляется интерес к семантике слов, к тому, что одно и то же понятие можно выразить как на родном языке, так и на изучаемом. Это способствует развитию переводческих навыков, а также интереса к мотивации наименований. Формируя, так сказать, собственную этимологию слов, дети активно пользуются знаниями двух языков.

Интересно, что язык в сознании большинства его носителей – это, прежде всего, язык слов. В этом плане следует особо отметить, что способность слова существовать в виде закономерных вариантов является одним из наиболее важных его свойств. Поэтому можно сказать, что наиболее ярко вариантность проявляется на лексическом уровне.

Развитие словаря ребёнка тесно связано, с одной стороны, с развитием мышления и других психических процессов, а с другой стороны, с развитием всех компонентов речи: фонетико-фонематического и грамматического строя речи.

В словаре ребёнка рано появляются слова конкретного значения, позднее – слова обобщающего характера. Развитие лексики в онтогенезе обусловлено развитием представлений ребёнка об окружающей действительности. Важным фактором развития речи, в том числе и обогащения словаря, выступает речевая деятельность взрослых и их общение с ребёнком.

1) В конце первого и начале второго года жизни ребёнка постепенно всё большую силу начинает приобретать словесный раздражитель. Однако в этот период развития, по наблюдениям М. М. Кольцовой, слова не разграничиваются друг от друга, реакция ребенка происходит на весь комплекс слов со всей предметной ситуацией.

На начальной стадии реакция на словесный раздражитель проявляется в виде ориентировочного рефлекса (поворот головы, фиксация взгляда). В дальнейшем на основе ориентировочного рефлекса формируется рефлекс второго порядка на словесный раздражитель. В этот период развития речи ребёнка появляются первые нерасчленённые слова, так называемые лепетные слова, представляющие собой фрагмент услышанного ребёнком слова, состоящие в основном из ударных слогов (молоко – «мокко», собака – «бака»). На этом этапе слово не обладает ещё грамматическим значением. Слова-представления на этом этапе выражают либо повеление (дай, на), либо указание (там), либо называют предмет (киса), или действие (бай).

2) В дальнейшем, в возрасте от 1,5 до 2 лет, у ребёнка происходит расчленение комплексов на части, которые вступают между собой в различные комбинации (Катя бай). В этот период у ребёнка быстро начинает расти запас слов, который к концу 2 года жизни составляет около 300 слов различных частей речи.

Первая стадия развития детских слов протекает по типу условных рефлексов. В возрасте от 1,5 до 2 лет ребёнок переходит от пассивного приобретения слов к активному расширению своего словаря.

На первых стадиях знакомства ребёнка со словом ребёнок ещё не может усвоить слово в его «взрослом» значении. Отмечается при этом феномен неполного овладения значением слова. Так как первоначально ребёнок воспринимает слово как название конкретного предмета, а не как название класса предметов. На раннем этапе развития речи на предметную отнесённость слова оказывают влияние ситуация, жест, мимика, интонация, слово имеет диффузное, расширенное значение. Например, словом мишка ребёнок может назвать и плюшевую перчатку, так как по внешнему виду она напоминает мишку («растяжение» значения слова).

По мере развития словаря «растяжение» значения слова постепенно сужается, так как при общении со взрослыми дети усваивают новые слова, уточняя их значения и корректируя употребление старых.

Л.П. Федоренко выделяет несколько степеней обобщения слов по смыслу.

0 степень – собственные имена и названия единичного предмета. В возрасте от 1 года до 2 лет дети усваивают слова, соотнося их только с конкретным предметом. Названия предметов, таким образом, являются для них такими же именами собственными, как и имена людей.

1 степеньк концу 2-ого года жизни ребёнок начинает понимать обобщающее наименование однородных предметов, действий, качеств – имён нарицательных.

2 степеньв возрасте 3 лет дети начинают усваивать слова, обозначающие родовые понятия (одежда, посуда.), передающие обобщённо названия предметов, признаков, действий в форме имени существительного (полёт, краснота).

3 степеньк 5-6 годам дети усваивают слова, обозначающие родовые понятия (растения: деревья, травы, цветы), которые являются более высоким уровнем обобщения для слов второй степени обобщения.

4 степеньк подростковому возрасту, дети усваивают и осмысливают такие слова, как предметность, признак, состояние и т.д.

В литературе отмечаются значительные расхождения в отношении объёма словаря и его прироста, так как существуют индивидуальные особенности развития словаря у детей в зависимости от условий жизни и воспитания. Формирование лексики ребенка тесно связано с развитием его познавательной деятельности. Овладение словом отражает, прежде всего, процесс соотношения мышления и речи в сознании ребенка и во многом определяется уровнем его интеллектуального развития, тесно связано с формированием восприятия, памяти, других психических процессов. В свою очередь лексическая система речи оказывает существенное влияние не только на речевое развитие в целом, но и на формирование познавательной деятельности ребенка, так как именно значение слова, по мнению Л.С. Выготского, является единицей речевого мышления.

Формирование речи в онтогенезе обусловлено также развитием представлений об окружающей действительности. Расширение представлений ребенка об окружающем мире происходит при взаимодействии с реальными объектами и явлениями в процессе неречевой и речевой деятельности, а также посредством общения с взрослыми. Одним из значимых факторов успешности речевого общения является сформированность лексики.

Нарушение в овладении лексической системой языка существенно затрудняет общение, сотрудничество ребенка с взрослым, отрицательно влияет на формирование познавательной деятельности, задерживает развитие как устной, так и в дальнейшем письменной речи, служит препятствием при овладении школьной программой.

Таким образом, развитие лексической стороны речи является важным моментом в общем, речевом развитии. Еще более актуальным является изучение лексики детьми – билингвами, поскольку им приходится овладевать двумя, а нередко и тремя – четырьмя языками одновременно.

Январь

2019

 

21 – 25 января

Очно-заочная программа 72 ак.ч.
Тестирование младшие уровни

Февраль

5 февраля

Семинар для школ с полиэтническими классами

5 – 7 февраля

Очная программа 18 ак.ч.
для учителей школ с полиэтническими классами

6 – 8 февраля

Очная программа 18 ак.ч.
для учителей-предметников в  школах с полиэтническими классами

11 – 15 февраля

Очно-заочная программа  72 ак.ч.
Методика РКИ

18 – 22 февраля

Дистанционная программа 18 ак.ч.
для практикующих тесторов

Март

18 – 22 марта

Дистанционные курсы 18 ак.ч
Методика РКИ

25 – 29 марта

Очно-заочная программа  72 ак.ч.
Методика проведения тестирования (младшие курсы)

Контакты

117198 г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 6

  • декан:    +7 (499) 936 86 26
  • деканат:  +7 (499) 936 86 49   
  •                  +7 (495) 433 06 00 

Email: dekan-fpk@yandex.ru

Написать нам

Наши проекты в сети

testrf.ru

dis-sovet.ru

langrus24.ru

Наши проекты в соцсетях

Статистика

6.png5.png8.png2.png6.png0.png

13.12.2018 16:25